Как сейчас живет родная деревня Михаила Ломоносова

Как изменилась малая родина великого Ломоносова за десять лет, после его 300-летнего юбилея? Остались ли в маленькой островной деревне гены великого ученого? Для того чтобы выяснить это, мы отправились в родную деревню Михаила Васильевича.

Как сейчас живет родная деревня Михаила Ломоносова

Без мороза нет дороги

— Ну, теперь держитесь, — предупреждает капитан.

Его паром втыкается в заснеженный берег — судно закрывает навигацию и забирает на материк последних местных жителей, не планирующих зимовать на Курострове. Теперь придется ждать месяц-два, пока замерзнет Двина и дорожники наморозят из Холмогор ледовую переправу.

Сложно представить, но деревня гения по-прежнему целиком зависит от стихии: будет мороз — будет дорога. Сейчас островитяне снова находятся в вынужденной изоляции. Хотя даже то, что появился паром — уже эволюция. Десять лет назад вместо него была баржа, которую таскал катер.

О круглогодичном сообщении здесь пока мечтают. Власти рассматривали разные варианты: понтонную переправу и даже такой фантастический способ "попажи", как канатная дорога. Но в Ломоносово сегодня живет около двухсот человек, а многокилометровые понтоны потребуют многомиллионных затрат. Поэтому остается маленький паром.

Кстати, туристов здесь значительно больше, чем самих жителей. До 2020-го музей Михаила Васильевича на Курострове посещали 14-15 тысяч человек в год, в юбилейный 2011-й год приехали 20 тысяч. Сейчас, по словам руководства музея, туристический интерес снова растет. А недавний визит сюда президента РАН Александра Сергеева и его заявление о том, что родина Ломоносова должна стать меккой для всех, кто имеет отношение к науке, еще более усиливает магнетизм Курострова. Вообще-то, и паромная переправа гостей, как правило, не смущает, наоборот — добавляет впечатлений.

Чего не скажешь о местных жителях. Ежегодная изоляция из-за постоянных оттепелей становится все дольше, а островитян остается все меньше. Десять лет назад в Холмогорской средней школе учились 80 детей, сегодня — 43.

"Резать будете?"

Людей на Курострове держит "градообразующий" заработок — как и 400 лет назад, его сегодня дает… резьба по кости. Кстати, земляк Ломоносова, русский скульптор Федот Шубин (ученый помог ему с учебой) начинал свою карьеру именно косторезом. Из кости холмогорские мастера умели вырезать все, даже портреты царей.

В 2018-м в Ломоносово построили новое здание для косторезного училища и фабрики. Здесь живут и учатся более 20 студентов, работают 20 мастеров.

— Резать будете? — спрашивает у гостей косторез Ольга Неверова. От мастер-класса художника такого уровня отказаться невозможно, достаточно посмотреть на ее работы: оживающие в кости куры, петухи, лисицы, капельки росы на лепестках роз. Кстати, барокко и рококо — это тоже о холмогорской школе резьбы: завитки пришли в нее именно из знаменитых архитектурных стилей.

Конечно же, бивень мамонта или, к примеру, старые запасы зубов кашалота, с которыми здесь работают только высококлассные мастера, туристам не доверят. А вот коровьи кости — пожалуйста: каждый может самостоятельно вырезать специальной бормашиной подвеску и забрать на память. А если проба не удалась, купить настоящее произведение искусства в фабричной лавке.

Хотя даже такое элементарное сырье, как оказалось, большая проблема. Мясокомбинатам выгоднее приготовить из костей порошок, чем возиться с доставкой (если только брать сразу много тонн). Поэтому на большую партию "супного" сырья из Сергиева Посада косторезной фабрике в этому году не хватало средств. Но помогли меценаты, в итоге удалось благополучно все привезти.

Прямые потомки… Пушкина

Вопрос, который задают все гости Курострова: живут ли среди местных жителей прямые потомки Ломоносова? Нет. Но еще недавно здесь жили… потомки Пушкина. В январе на острове ушел из жизни Эдвин Гибшман, правнук старшего сына поэта. В советское время Эдвин Александрович был мастером спорта по туризму и работал в областных органах власти, а в тяжелые 90-е перебрался в Ломоносово. Но не потому, что его прадед, гений русской словесности, ценил основоположника русской литературы. Просто так судьба сложилась: на Курострове потомок Пушкина в пятом поколении за номером 111 (согласно официальной родословной) смог недорого выкупить у совхоза бывшую ветлечебницу, оборудовать ферму и заняться разведением свиней. Еще несколько лет назад в островной школе училась его внучка Даша.

Кстати, словесности правнука Пушкина учила Зинаида Хаймусова, правнучка единственной сестры Михаила Васильевича, Марии Головиной. И это тоже случайное, но трогательное совпадение. Да, прямые потомки Ломоносова в большинстве своем уехали за рубеж, однако многочисленные правнуки Василия Ломоносова по линии дочки в Поморье остались — гены сохранились, и человеческий капитал Арктики ими сегодня прирастает.

Так, Зинаида Хаймусова больше сорока лет преподает в школе и в косторезном училище Ломоносово английский и немецкий языки, ее старший сын занимается автосервисом, младший окончил морской институт, ходил в море на судах под зарубежными флагами, а не так давно вернулся — сопровождает в Белое море подводные лодки.

Дочка Татьяна после факультета коррекционной педагогики увлечена обучением детей "не таких, как все": сама разрабатывала для них пособия, а сегодня получает еще одно образование — педагога адаптивной физкультуры.

Потомки сестры гения стали профессорами математики и химии, учителями естественных наук. Головины, Сивковы, Самойловы, Доронины… Архангельские фамилии, пересекавшиеся с родом Ломоносовых, хорошо известны в Поморье. Так, 21 ноября, в день Архангела Михаила, отметила именины архангельская верфь товарищества поморского судостроения — вместе с мужем Евгением ее создавала Полина Шкаруба из рода Головиных.

К слову, отец Ломоносова был одним из самых богатых жителей Курострова и крупным судовладельцем. А сегодня на верфи товарищества архангельские энтузиасты строят настоящую поморскую шхуну — в воскресенье установили на ней уже четырнадцатый шпангоут. Попутно за год здесь сшили пять традиционных поморских карбасов, один из которых этим летом прошел древним путем поморов до Мангазеи. А в июле энтузиасты народного судостроения провели первую в истории карбасную парусную регату.

Как сейчас живет родная деревня Михаила Ломоносова

Архангельские энтузиасты строят настоящую поморскую шхуну. Фото: Татьяна Сухановская / РГ

Кстати

Культурный код, в отличие от кода биологического, не наследуется. Да и для возвращения Ломоносова на малую родину гены вряд ли важны. Это доказал, к примеру, новый директор музея Ломоносова Николай Выморков. Два года назад, еще до назначения, он начал восстанавливать в куростровской деревне Ровдина Гора ветряную мельницу-голландку, создал в заброшенном тракторном гараже арт-пространство. Его Фестиваль света и попутного ветра собирает на Куростров тысячи туристов. Не так давно Николай вместе с коллегами разработал для Курострова веломаршрут и приглашает туристов встретить рассвет на родине Ломоносова.

Прямая речь

Екатерина Прокопьева, вице-президент Ломоносовского фонда:

— К юбилею Михаила Ломоносова в Холмогорах благоустроен Парк Победы, преобразились общественные территории, капитально отремонтирован Центр культуры. Из областного бюджета выделены средства на капремонт библиотеки и районной больницы. Открыт памятник молодому Ломоносову в селе Холмогоры, обновлена экспозиция в историко-мемориальном музее ученого. Кстати, очень важно, что в этих начинаниях участвовали местные жители.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here