Легендарный испытатель авиакатапульт родился в Прикамье

Уже четверть века, как не стало Олега Хомутова, Героя Советского Союза. Он занимался испытанием парашютных систем, но в Пермском крае про земляка мало кто помнит.

Катапульта спасла пилота

Все военные самолеты оснащены системами спасения пилотов, при этом одним из самых надежных в мире считается изделие под номером К-36ДМ. В расшифровке — "катапульта 36‑й серии с дефлектором, модифицированная". Случаев, когда она спасла жизнь летчикам, достаточно. Многие, наверное, помнят кадры 1989 года из Ле-Бурже. Тогда советский МиГ-29 во время показа фигур высшего пилотажа вдруг начал падать. Пилот Анатолий Квочур катапультировался на ничтожно малой высоте, всего около 80 метров, да еще под углом 90 градусов к земле. Однако остался жив. Было еще немало инцидентов, когда выручала катапульта. Именно за ее испытания в 70‑х годах прошлого века уроженец Прикамья Олег Хомутов и получил звание Героя Советского Союза.

Прыжок в море

К-36ДМ разрабатывали в НПО "Звезда" под руководством генерального конструктора Гая Северина. Катапульта предназначалась для военных летчиков. Причем ее делали универсальной для всех типов самолетов. Все проверки нового оборудования в институте проводил Олег Хомутов. Практические испытания были доверены военным.

Валентин Данилович, опытнейший сотрудник летно-испытательного центра мин­обороны СССР, опробовал катапульту. Первый прыжок не задался, и установку потом дорабатывали целый год. И вот новое испытание. Даниловича катапультируют с высоты более 11 километров на скорости 1,29 Маха, это быстрее скорости звука. Все идет нормально. Однако из‑за ошибки штурмана Данилович упал в море и захлебнулся. У главного конструктора тогда поседела голова и едва не случился инфаркт. К тому же военные испытатели стали наотрез отказываться работать с К-36ДМ. И тогда в катапульту сел Олег Хомутов. У него все прошло как надо. И проверенное им устройство до сих пор спасает жизни летчиков.

Чемпион мира

Будущий испытатель родился в 1934 году в Усолье. Родители Олега трудились на березниковском химкомбинате. Отец, Константин, был убежденным комсомольцем и вместе с друзьями, без всякой поддержки государства, на одном энтузиазме, искал в Верхнекамье полезные ископаемые. И нашел! Медистые песчаники и алебастр. Комсомольцы сэкономили стране немало средств на геологических изысканиях. Это про них упоминал в своем очерке "Соль земли" Константин Паустовский.

Олег прожил в Усолье совсем недолго. Родители развелись, и ребенком он вместе с матерью переехал в Ленинградскую область. Хотел стать моряком и даже поступил в школу юнг, но подвело здоровье, из‑за болезни Олега отчислили. Тогда он увлекся авиамоделированием. Поступил в Рижское авиационное училище, затем в Московский авиационный институт. Здесь начал прыгать с парашютом. Еще студентом стал мастером спорта, а в 27 лет установил два групповых парашютных рекорда и стал чемпионом мира. Учился Хомутов на авиаконструктора, но судьба привела его в ряды парашютистов-испытателей.

Чугунное домино

В 70‑х годах прошлого века о Хомутове узнал известный пермский краевед Владимир Михайлюк. Он написал книгу о первостроителях химических производств в Березниках, и одним из ее героев был отец Олега Хомутова. Он‑то и сообщил автору, что сына наградили за успешное испытание парашютных систем. Михайлюк встретился с Героем Советского Союза в Москве на юбилее Тушинского аэродрома. Позднее он вспоминал, что к началу торжеств они с Олегом опоздали, наблюдать за авиаторами пришлось из дверей актового зала.

Владимир Максимович тогда удивился — ожидал увидеть больше народу. И поинтересовался у Хомутова, где же остальной цвет советской авиации. Тот ответил: "В буфете".

Михайлюк понял, что уроженца пермской земли знают многие, когда к своему столу их пригласил командующий ВДВ, легендарный генерал Василий Маргелов.

Кстати, Хомутов рассказал о нем любопытную историю. Вместе с генералом он был на учениях, и как‑то ночью вдруг услышал грохот. Оказалось, десантники нашли чугунные пластины, нарисовали на них белой краской точки и стали играть в домино. Маргелов сам увлекся этой игрой и с удовольствием до рассвета грохал чугунинами.

Проверка на манекене

Испытаниями парашютных систем Олег Хомутов занимался до 1975 года. За это время он "опрыгал" множество самолетов, совершил около 1400 прыжков и 14 катапультирований из Бе-12, Ил-28, МиГ-15ЛЛ, Су-9ЛЛ, Ту-22, Як-25ЛЛ. Потом работал в научно-производственном объединении "Звезда" инженером. Тогда же начал писать книгу о своей работе. В 1982 году Олега Константиновича пригласили на 50‑летие Березников, и он привез первые главы, чтобы показать Владимиру Михайлюку. Работа над книгой, к сожалению, затянулась, она так и не была окончена.

Момент испытаний катапульты Хомутов описывает очень интересно. Лежат они с инженерами в степи рядом с полигоном, ждут, когда покажутся самолеты. Их три. Один — это летающая лаборатория, с двух других ведется киносъемка. Вот сбрасывают манекен в скафандре, манекен оборудован датчиками. В небе появляется облачко дыма, затем раскрывается бело-оранжевый парашют. Манекен приземляется, Хомутов с инженерами мчатся к нему на автомобиле.

И вдруг видят: гермошлем полностью разбит, стальной кронштейн кресла разрушен. Стали разбираться, что произо­шло, искать причину. Больше всех докопаться до истины хотелось Хомутову, ведь ему предстояло эту катапульту испытывать. Причину поломки установили, и вот он сам в кабине самолета. Прыжок прошел успешно. Как и вся недолгая, но очень насыщенная событиями жизнь конструктора-испытателя.

Олег Хомутов умер в Москве в 1997 году, в возрасте 63 лет. На доме, где он жил, установлена памятная доска. А парашютными системами и катапультами, которые испытывал уроженец Усолья, до сих пор пользуются летчики всего мира. И они все так же спасают жизни пилотов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here