От мыла до косметики: Как хобби кировчанки выросло в производство

Кировский производитель натуральной косметики перестраивает работу, чтобы продолжать выпуск безопасной продукции.

От мыла до косметики: Как хобби кировчанки выросло в производство

На кировском предприятии, производящем натуральную косметику, сейчас работает 120 человек, а в конце нулевых все начиналось с хобби основателя компании Екатерины Матанцевой. Она готовилась в первый раз стать мамой и задумалась: насколько безопасны для нее и будущего малыша косметика и моющие средства известных брендов. Производство началось на кухне, где будущая предпринимательница стала варить мыло, которое бы не раздражало ее кожу. Потом добавились кремы для себя, родных и близких. Появилась идея создать настоящее производство.

Рост в условиях стресса

Хозяйка компании не скрывает, что во многом своими достижениями обязана грамотному использованию всех возможных мер государственной поддержки. Именно средства по одному из грантов стали когда-то стартовым капиталом. Да и в дальнейшем она постоянно прибегала к различным формам господдержки. За 10 лет выручка компании возросла в 10 раз.

— Государство последние пять лет вкладывало средства, чтобы наши предприятия стали экспортно ориентированными. За это время мы научились конкурировать на международном уровне, вышли на рынки Америки, Арабских Эмиратов, Прибалтики, государств СНГ. И сейчас наши партнеры там, несмотря на санкции, говорят о желании продолжить сотрудничество, — рассказывает Екатерина Матанцева.

По ее наблюдениям, в кризисных условиях спрос на качественную натуральную косметику и бытовую химию даже растет. Причина тому — стремление людей снизить тревожность в условиях возросшей неопределенности. Пытаются обрести стабильность и торговые сети: участились их запросы на изготовление натуральной косметики и бытовой химии под собственными торговыми марками.

— За прошлый месяц нам удалось договориться с тремя, а возможно, даже с пятью торговыми сетями. За месяц! Раньше такие переговоры тянулись по полгода и в лучшем случае мы могли рассчитывать на поставки товаров "под реализацию", сейчас удается добиться более понятных для нас условий отсрочки платежа, — рассказывает Екатерина.

В ближайших планах — расширение выпуска конечной продукции. Конечно, необходимость решать сложные логистические задачи вынудила предприятие перенести на несколько месяцев планы по расширению производства. Тем не менее они сохранили свою актуальность.

Бизнес-проблемы новейшего времени

Компания Екатерины, хотя и относится к малым предприятиям, теснейшим образом связана с глобальными товарными и финансовыми потоками. Поставщики стали требовать предоплату, иностранные покупатели порой переносят заказы на более поздний срок, платежи задерживаются до двух недель. Естественно, односторонние ограничительные меры, которые привели в том числе и к росту цен, и к изменению условий оплаты поставщикам, отвлекли значительные финансовые и временные ресурсы.

— В начале марта у меня в переписке было до 60 потенциальных поставщиков сырья. Но сейчас я понимаю, что через пару месяцев, отказавшись от посредников и продукции западных компаний, которые, как оказалось, иногда только клеят свои лейблы на китайское сырье, я буду зарабатывать даже больше, — с нескрываемой уверенностью говорит Екатерина Матанцева и уточняет, что приняла решение сохранить минимум на три месяца отпускные цены, в том числе и из чувства ответственности перед потребителями.

Когда риски важнее статуса

Проблемы с логистикой вынуждают компанию вернуться к когда-то отложенному проекту собственного производства сырья из местных растений.

Здесь нужно отметить, что фирма Матанцевой — очень сильно идеологически заряженная организация.

Ее основательница не намерена отказываться от производства натуральной продукции, сертифицированной по жестким экологическим стандартам. Это задает повышенные требования к исходному сырью.

— Сегодня многие в России делают гидролаты и эфирные масла, но мало кто — качественно. Мы вынуждены везти из Франции ингредиенты из мяты, мелиссы, василька, овса, — признается Екатерина Матанцева. — Но зачем, если у нас есть собственные поля? Другое дело, что раньше я планировала вначале освоить производство сырья по стандартам Organic. Сейчас же важнее снизить риски. Потому и решила расширить посадки и начать собственное производство компонентов. По моим расчетам, этот проект позволит довести долю российских ингредиентов в нашей продукции до 30 процентов.

Зачем косметике стандарты GMP

Чтобы собственное сырье — поверхностно-активные вещества, гидролаты, масла — изначально производилось на высоком технологическом уровне, в Ми&Ко разработана целая программа по освоению стандартов GMP (good manufacturing practice — система правил, обеспечивающих непрерывный контроль качества на всех этапах производства фармацевтической продукции. — Прим. ред.) на всех этапах работы. Другими словами, компания стремится реализовать те же подходы, которые используют производители медикаментов.

— Цель не в обеспечении абсолютной стерильности. Наши кремы хранятся и используются в обычных домашних условиях. Задача — обеспечить за счет организационных и технических решений выпуск продукции стабильного качества, — поясняет директор компании по качеству и сертификации Василий Ермаков. Он пришел из фарминдустрии полтора года назад именно для того, чтобы в производстве косметики и бытовой химии реализовать подходы, которые позволяют производителям лекарственных препаратов гарантировать безопасность продукции.

— Сделать это на одном энтузиазме или желании невозможно. За полтора года мы существенно реорганизовали процессы. Обеспечили документальное сопровождение, прописали все этапы. Процентов на 70 обновили лабораторию, внедрили новые критерии для испытания сырья и готовой продукции, — по мнению Василия Ермакова, это основа дальнейшего развития в жестких условиях глобального и российского рынка.

Советы от Екатерины Матанцевой

— Когда я рассказываю однокурсникам по программе Executive MBA в "Сколково" о том, какие у меня издержки на фонд оплаты труда и аренду в Кирове, одни просто отказываются верить, а другие задумываются, не перенести ли свой бизнес сюда, — улыбается Екатерина.

Но низкие провинциальные издержки — не единственный ингредиент в этом рецепте. Очень важно полное погружение во все процессы на предприятии. Именно благодаря этому можно маневрировать в условиях резкой смены внешних условий.

— Я могу принять решения, которые ни один специалист по закупкам никогда не примет, — рассказывает предпринимательница. — Обычный сотрудник ограничен жесткими рамками, и если его руководители отстранились от операционной деятельности и понятия не имеют о возможных вариантах решения, то их компании в условиях кризиса просто задирают цены и соответственно лишаются части рынка.

И последний аргумент- оптимизм.

— Мне говорили: "Ты почему такая позитивная, может быть, ты что-то не понимаешь?" Если ты веришь, что доллар будет стоить 200 рублей, то начинаешь скупать по 150. А я перестраивала цепочки поставок, искала новых поставщиков. Это позволило дождаться момента, когда курсы "устаканились", и покупать на пике максимальных распродаж валюты, — делится Екатерина своей интерпретацией известного рецепта от Скарлетт О'Хара — в критических ситуациях откладывать решение нерешаемых задач "на завтра".

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here