Почему разделились мнения о новом статусе заповедника "Командорский"

Государственный природный биосферный заповедник «Командорский» имени С.В. Маракова переживает переходный период: правительственное решение о переводе его в национальный парк принято, но положение о нацпарке еще готовится. В Министерстве природных ресурсов и экологии РФ указывают, что необходимость данного изменения вызвана прежде всего заботой о людях. По словам заслуженного эколога РФ Всеволода Степаницкого, давно следовало снять существенные ограничения и административные барьеры, не имеющие ощутимого природоохранного значения, но при этом годами отравляющие жизнь гражданам, проживающим в населенных пунктах в границах особо охраняемой природной территории. Вместе с тем сомнения жителей острова Беринга не развеяны. Сотрудники заповедника и оби­татели единственного населенного пункта на острове — села Никольского — по-разному смотрят на ситуацию.PRO

Анастасия Кузнецова, директор заповедника "Командорский":

— Все сотрудники заповедника очень рады, что наконец-то случилось столь долгожданное преобразование и теперь мы можем привести нашу работу в соответствие с действующим законодательством. Многие переживают, что придание статуса национального парка — это понижение статуса заповедника. В нашем случае это совершенно не так: "Командорский" с самого начала функционировал как нацпарк, поскольку здесь живут люди и есть природопользование — и традиционное, и промышленное, промысловое.

Изначальной была идея создания биосферного резервата на Командорах с выделением на этой территории трех разных участков. Первый — зона абсолютной заповедности, где вмешательство в природу не допускается. Вторая, или биосферный полигон, позволяет вести традиционное природопользование. И третья — зона традиционного хозяйствования, на которой экономическая деятельность ведется без ограничений. Эта модель, заложенная при создании нашего заповедника, — классический случай национального парка.

Заповедник появился в 1993-м, а два года спустя приняли закон об ООПТ. И мы попали в правовую коллизию: с одной стороны, хозяйственная деятельность запрещена на территории заповедника, с другой — есть население, в том числе представители коренного народа, которому надо развиваться.

Много лет не могли найти решение этой проблемы, потому что по закону нельзя исключить из заповедника ни гектара, но и взять дополнительные негде — мы же на острове, кругом вода. И было предложено элегантное, прекрасное, на мой взгляд, решение. Оно касалось не столько охранного статуса, сколько юридико-технической вещи — переоформления документов заповедника на нацпарк.

Для природы ничего не меняется, площадь и границы ООПТ остаются прежними. Перечень запрещенных и разрешенных для местных жителей видов деятельности сохраняется. Но все это теперь становится легитимным!

Островитянам разрешено очень многое. Нет ни одного заповедника в стране, где был бы такой широкий список дозволенных видов деятельности. И очень важно отметить, что он существенно расширяется по сравнению с тем, что был в заповеднике.

Среди живущих на острове далеко не все занимаются охотой и природопользованием. Они выезжают на природу отдохнуть, погулять с детьми. Для этих людей не изменится ничего. К тому же часть территории открыта для свободного посещения. Для пребывания на заповедных участках нужно получить разрешение. Для местных жителей они останутся бесплатными и годовыми.

Будут изменения для охотников и собирателей. Но мы сейчас думаем, как упростить людям жизнь, чтобы они не обращалась за персональными пропусками в Росприроднадзор, дирекция нацпарка получала бы разрешения и отчитывалась за них, а местные могли спокойно собирать ягоды, морскую капусту либо мидий в зоне отлива.

Так что перемены ни природе, ни людям никаких угроз не несут. Но, к большому сожалению, в силу разных причин люди боятся изменений. Мы много лет пытаемся эту настороженность преодолеть.

Следующий шаг, который надо сделать, — утвердить положение о нацпарке, чтобы люди увидели, что хуже не будет, а станет только лучше. Мы широко обсуждали проект положения. Попытались учесть интересы всех групп населения — и КМНС, и некоренных, мамочек с детьми, всех, кто высказал хоть какие-то разумные пожелания.

Ну а боязнь пройдет только с опытом, когда люди увидят, что никакой катастрофы в изменении статуса ООПТ нет.

CONTRA

Галина Королева, председатель думы Алеутского муниципального округа:

— В течение восьми лет мы пытались высказать свои опасения по поводу изменения статуса Командорского заповедника и превращения его в национальный парк. И мы много раз повторяли, что не выступаем против заповедника. Природоохранная территория на Командорах была организована при поддержке местных жителей, ведь в наших интересах сохранить природу нашей малой родины для будущих поколений.

Волноваться нас заставило то, что в состав будущего национального парка собирались включить северную часть острова Беринга, которая юридически не принадлежит особо охраняемой природной территории. Об этом сказано в положении о Командорском заповеднике.

В прошлом году мы обратились в коллегию адвокатов Санкт-Петербурга, специалист проанализировал документы о создании заповедника и дал юридическое заключение. Основной его вывод: заповеднику не предоставлялись земли госземзапаса в северной части острова Беринга, соответственно, заповедник не является землепользователем и не имеет прав на эту территорию. Заключение у нас на руках, и мы можем его предоставить. Тем не менее, как недавно стало известно, новым постановлением федерального правительства вся территория и акватория Командорских островов включена в национальный парк.

Жизнь на территории национального парка — это фактически резервация. Вы можете увидеть это на примере природного парка "Бикинский", других поселений на территориях ООПТ. Проблема в том, что любое действие на территории парка нужно согласовывать с минприроды в Москве. Например, строительство сарая возле дома. Представьте, сколько времени это займет, с учетом того, что мы на острове в девяти часовых поясах от столицы. Из-за изолированности для нас иногда согласовать что-то даже с инстанциями в Петропавловске-Камчатском — проблема.

Кроме того, на территории нацпарка нельзя охотиться, рыбачить, организовывать свалки ТБО, хоронить людей. То есть мы либо будем жить, нарушая законы, либо не сможем здесь жить совсем.

Руководство заповедника заверяет, что все это нам разрешат, включив необходимые пункты в положение о национальном парке. Но тогда само положение будет противоречить природоохранному законодательству, в последующем его придется привести в соответствие с законом и убрать все обещанное.

Нам говорят, что проблем не будет, но они уже есть. В прошлом году в Алеутском округе не открыли рыбалку по лицензии для тех, кто не относится к КМНС. В Главрыбводе сказали, что разрешение на открытие рыбалки не дало минприроды РФ. А рыба для нас — основная пища, тем более что зимой судно с продуктами может не приходить на остров и месяц, и два.

Мы столько лет просили обратить на нас внимание, а в итоге от нас просто отмахнулись. Командорские острова — единственное в России место компактного проживания алеутов, которых в стране осталось около 300 человек. И теперь они вынуждены жить в резервации.

Нашу судьбу решали люди, которые никогда не жили на Командорах и не понимают специфики жизни здесь. Несколько лет обсуждалось, что в Никольское приедет специалист из федерального министерства природы, но к нам так никто и не приехал. Все решили заочно и не в пользу местных жителей.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here